Очки под ключ !
 Оправа+Линзы+
Изготовление за 999р    
Очки здесь и сейчас!

Беспроцентная рассрочка*    
Летняя Распродажа

   Оправы и Солнцезащитные  очки скидка -70% 
Хамелеон
Фотохромные линзы Polaroid сделано в США
ЛУЧШАЯ ЦЕНА от 1900руб
Bucheron


При упоминании слов «Париж», «качество», «аристократия», «история», «инновация» и «Kpaсотa» нельзя не вспомнить фирму «Бушерон». Этот ювелирный дом основан в 1858 году Фредериком Бушероном; с тех пор это имя стало синонимом французских ювелирных украшений.

Началом творчества Фредерика Бушерона можно считать период Второй империи (1852¬1870). Императрица Евгения, жена Наполеона III, подражала Марии-Антуанетте и мечтала возродить моду времен Людовика XVI. для тех времен были типичны розы, стрелы, кивера, ленты и гирлянды. Поэтому модели того периода были достаточно экстравагантны, и основной тенденцией моды, которой следовали все сливки общества, были греческие, римские, этрусские и египетские мотивы. Глубокие декольте позволяли носить массивные украшения. Многие дамы одновременно носили чуть ли не все свои украшения, пытаясь таким образом продемонстрировать свой статус и богатство.

В качестве иллюстрации можно привести историю о куртизанке по имени Ла Бель Отеро, которая однажды заказала у Бушерона украшение, усыпанное драгоценными камнями и носившееся как корсаж. Однажды, когда она обедала в «Максиме», сверкая множеством украшений, вошла ее соперница Лиан де Пуги в простом бархатном платье черного цвета, сопровождаемая своей служанкой. Изумление сменилось восхищением, когда Лиан де Пуги сняла со служанки шляпу и плащ, представляя глазам изумленных зрителей все свои бесценные украшения, надетые на служанку. Затем она села под гром аплодисментов. Отеро в ярости вскочила из-за стола и покинула ресторан.



Как рассказывает Жиль Нере, Фредерик сотрудничал с известным декоратором Анри Пеноном, оформляя витрины для своего магазина на Ру де Валуа. Плодами его новаторского дизайна стали шикарные витрины, где украшения красовались на фоне бархатной драпировки. Вокруг них всегда собиралась толпа зевак, а клиенты, которых было в избытке, неоднократно наведывались в салон перед тем, как сделать покупку. Среди заказчиков фирмы были более чем респектабельные люди: русская императрица Александра Федоровна, жена Николая Н, великая княгиня Мария Александровна, Сара Бернар, ее величество королева Испании Изабелла, граф Бонифас де Кастелан и Вандербильды, не считая многих принцев, герцогов и королей. Фредерик учитывал все их прихоти и капризы. Он не только изготовлял им личные украшения, но также делал подарки для торжественных свадебных балов. Чем выше статус жениха и невесты, тем больше подарков: ожерелья, броши, тиары, цепочки и булавки на галстук.

Фредерик обожал работать в стилях, возродившихся в XIX веке, - японском, китайском, египетском и персидском. Он также преуспел в шикарном, сверкающем стиле XVII века «Мария-Антуанетта», не упускал из внимания стиль «Кампана», названный так в честь Ковальера Кампана, чья коллекция античных этрусских драгоценностей, приобретенная впоследствии Наполеоном III, выставлялась в Лувре в 1860 году. Бушерон использовал всевозможные материалы. В первую очередь, конечно, бриллианты, привозимые в изрядных количествах с новых приисков Южной Африки, которые он помещал в платиновые оправы. Бушерон также любил натуральные материалы, такие, как слоновая кость, дерево и горный хрусталь. Он использовал литое стекло и голубую сталь в комбинации с разными камнями.



Какую бы технику ни при менял Бушерон, он всегда придерживался утонченности, сдержанности, изящного исполнения; постоянно тяготел к природным темам: цветы, фрукты, животные. Его мастера прекрасно владели как традиционной, так и новейшей техникой, но более всего прославились умением создавать эффект прозрачного стекла. Фредерик всегда по достоинству оценивал труды своих дизайнеров. Он был счастлив разделить с ними свой успех и с помощью такого коллективизма умел реализовать таланты каждого. Рене Лалик (до того как он открыл свое дело), Люсьен Хиртц, Поль Легран, Жюль Дебю и Альфред Меню - вот его золотой фонд.

В 1893 году, будучи на пике своего успеха, Бушерон переехал в Плас Вандом, где до сих пор находится его магазин. Бушерон, разместившись в частном поместье, где до него жила прекрасная графиня де Кастильон, стал первым ювелиром, создавшим будущий центр ювелирного мастерства.

Дом Бушерона неоднократно получал медали на международных выставках; однако, как и любая французская ювелирная фирма, он чувствовал вызов, брошенный новыми конкурентами. Сын Фредерика после смерти своего отца в 1902 году занял пост директора и открыл филиалы в Лондоне и Нью-Йорке. Он продолжал традиции фирмы, создавая великолепные изделия, а также представил новый способ огранки камней, позволяющий реализовать уникальное видение его дизайнеров и мастеров, которые к этому времени стали виртуозами в использовании платины. Так же как и его отец, Луи использовал формы перьев, звезд, цветов и представителей фауны.



На парижской выставке в 1925 году он продемонстрировал врожденный талант режиссера, представляя свою восхитительную коллекцию тиар, дизайн которых позволял носить их на короткие современные стрижки.

В 20-е годы каждый солидный ювелир, и Бушерон здесь не исключение, изготовлял «универсальные» булавки, которые можно было носить на шляпе, платье или ремне. Фактически эта модель, разработанная кутюрье Коко Шанель, была любимой моделью Бушерона. Также большой популярностью в 20-30-е годы пользовались браслеты на предплечье, которые носили с модными тогда платьями-безрукавками; шиком моды были длинные серьги, которые женщины могли продемонстрировать благодаря коротким стрижкам, и объемные, тяжелые пояса и браслеты.



В конце 20-х годов Бушерон получил очень сложное задание. В фирму обратился махараджа Патиалы, которого потрясла выставка украшений Бушерона в музее Гальера. Он попросил украсить камнями фирмы сразу шесть шкатулок суммарной стоимостью заказа около 1 млн 800 тыс. долларов. Для него Бушерон создал украшения в духе восточного «apт-дeко» - стиля, благодаря которому фирма прославилась более всего. Несомненно, именно блестящее исполнение этого заказа привело к Луи шаха Ирана в 1931 году, который пригласил его для того, чтобы «оценить и систематизировать великолепные сокровища античной Персии», известные также как «сокровища тысячи и одной ночи» «сокровища Голконды». Эта, теперь уже известная коллекция включала в себя два крупнейших в мире розовых бриллианта, трон, украшенный изумрудами весом в 200 карат, и глобус, покрытый созвездием из 52 000 различных драгоценных камней. Все 28 лет своей последующей жизни Луи свято хранил секрет произведенной им оценки стоимости этих сокровищ, стойко отбиваясь от назойливых расспросов. Его единственным комментарием на этот счет были слова: «Ни один из этих камней не стал красивее после оценки». Так мог сказать только человек, умевший по-настоящему любить камни.

Фред и Жерар - сыновья Луи - вошли в бизнес в 1937 году. Под их руководством «Бушерон» возвратился к золоту; теперь оно было всевозможных цветов: красного, розового, зеленого и серого. Новая техника включала в себя метод многоуровневого крепления камней на изделиях, так называемая техника chanute (или high-kicking style). Камни при этом формировались в группы, имитирующие завязи и пестики цветов. Комплект создает иллюзию глубины в соединении с нежностью, при этом отдельные элементы изделия могут перемещаться относительно друг друга. «Невидимая оправа» была разработана Бушероном, но применялась не более десяти лет, вплоть до 1946 года. Специалисты фирмы пришли к мнению, что такой стиль затенял достоинства камней, которые приходилось гранить снизу, чтобы достичь нужного эффекта

.

50-е годы дали фирме «Бушерон» еще более импозантных клиентов, включая принца Филиппа, заказавшего браслет для королевы Елизаветы по случаю пятой годовщины их свадьбы.

В 1958 году шах Ирана обратился к Жерару Бушерону с просьбой продолжить работу его отца по оценке старинных персидских камней с идеей создать музей прославленных «сокровищ тысячи и одной ночи». Глубоко тронутый честью выполнить проект, под который к тому же выделялись «неограниченные pecypcы», Жерар присмотрел в Париже старинное здание музея, которое затем было разобрано, отвезено в Иран, где музей был вновь воздвигнут на территории «Мелли-банка». Внесенные в конструкцию и интерьер здания изменения предусматривали практически неуязвимую систему безопасности и пылезащитные стенды для камней. Бушерон привез с собой в Иран целую команду ювелиров, чтобы провести реставрацию сокровищ перед открытием музея в 1960 году. Сын Жерара - Ален - стал директором фирмы в 70-е годы. С его приходом связывается начало использования горного хрусталя в изделиях фирмы. Помимо украшений Ален и его мастера создали множество настольных предметов, включая часы и статуэтки. В каждом изделии подчеркивается дымчатая красота горного хрусталя. Ален также много экспериментировал с деревом и черепаховыми панцирями в комбинации с драгоценными камнями, демонстрируя внутреннее единство и великолепие материалов, которые впервые сумел выразить его великий дед - Фредерик Бушерон.